CqQRcNeHAv

Тревожное расстройство и алкоголь

Генерализованное тревожное расстройство

Первая пациентка пришла. что называется по-знакомству. Порекомендовала другая пациентка у которой быстро и весьма эффективно убрали ГТР+депрессия.

Молодая женщина, худенькая держалась весьма нервно- стояла у окна курила сигарету за сигаретой.

Одета была красивенько- красноватая футболочка и тоненькие темненькие джинсы — четко по фигуре. Девушка была худенькая, причем почти натуральная блондинка. ну почти натуральная. -)))) Единственно, что выдавало ее возраст — это было лицо. Все же не права Коко Шанель, когда говорила, что возраст женщины выдают руки — не правда, ни что так возраст не выдает, как лицо и его выражение. Лицо у нашей пациентки было примечательное — глубокие вертикальные морщины пролегали по всему лицу, когда она о чем-то думала, скаладывалось впечатление, что лицо резиновое- так оно сильно реагировало на малейшее изменение ее эмоционального состояния. В эти моменты она выглядела очень злой, бессильно злой. «злобной слабости».

Основные жалобы которые она предъявляла заключались в постоянном изнуряющем чувстве внутреннего напряжения, не возможности расслабится, нарушении сна, гипервозбудимости. нарушении аппетита, снижении настроения. Такое состоянии длится очень долго, на протяжении последних 15-18 лет.

Тревожное расстройство и алкогольВсе началось с тяжелой конфликтной ситуации с мужем, закончившейся разводом, потом супруг несколько раз возвращался и опять несколько раз уходил. жил на две семьи, потом опять уходил и вновь стал навещать мою подопечную — для разовых занятий sex.

Потом был второй супруг с которым возникла примерно та же система отношений, потом уже не супруг- но то же. В общем в настоящее время девушку эпизодически навещает первый супруг — 1-2 раза в месяц, примерно с такой же регулярностью и теми же целями проявляется второй бывший, не супруг появляется почаще, но. В общем в настоящее время девушка абсолютно свободна. есть какой-то молодой человек на работе, который ей симпатизирует и очень не против заниматься с ней sex, но как девушка говорит «не до того».

Первые приступы «напряжения» возникли во время первого конфликта с первым мужем, в это же время возникло резкое снижение настроения. По-пытки как-то самостоятельно разрешить ситуацию приводили только к нарастанию напряжения. В итоге больная обратилась за помощью в ПБ№12 (Москва). Больницу, которая специализируется на лечении пограничных расстройств. Во время госпитализации больная получила курс капельниц с реланиумом, анафранил и «что-то еще». После госпитализации чувствовала себя существенно лучше, но сказать, что было ощущение полного здоровья не могла.

В последующем больная навещала разных врачей-психиатров, психотерапевтов, неврологов, активно лечила «спину», но состояние постоянно колебалось. Больная отмечала четкую зависимость ухудшения своего состояния с периодичностью визитов первого мужа. После его визита свое состояние она характеризовала, как «кошмарное». Примерно же в это время больная стала замечать, что ей очень хорошо помогает крепкий алкоголь -коньяк и мезапам (не феназепам, ни реланиум, а именно мезапам). Эффекта от антидепрессантов больная не замечала. Эглонил с ее слов только усиливал у нее напряжение. Примерно в это же время больная практически перестала спать ночью — не могла ни как заснуть, а если и засыпала, то сон был поверхностный, не глубокий, с постоянными пробуждениями. С целью улучшения ночного сна больная стала принимать клоназепам. Со слов больной клоназепам ей очень хорошо восстанавливал ночной сон и она его пила не постоянно, а как бы «курсами» — плохо спит — несколько раз по-принимает. С мезапамом ситуация была сложнее. С одной стороны он ей помогал — чувствовала она себя с ним очень хорошо, спокойно, с другой. в больной постоянно жил страх стать зависимой, привыкнуть — поэтому как только состояние становилось лучше она сразу его прерывала, и пила она его интересно — постоянно меняя дозу- то половинку, то четвертинку.

Настоящее ухудшение возникло примерно за неделю до моего визита — у больной опять совершенно до не приличного уровня наросло внутреннее напряжение, больная стала очень плохо кушать, перестала спать ночью. Больная самостоятельно начала прием мезапама. Клоназепама у нее не было и понятно, что ни кто не горел желанием ей его выписывать.

Психическое состояние: Сознание сохранено. ориентирована полностью, правильно. На вопросы отвечает «сбивающимся» голосом, старается ответить как можно конкретнее, часто использует уточняющие слова, а так же выражения — «не вставляет», «не втыкает». Речь не много ускорена, отрывистая. Грамматический строй правильный. На вопросы отвечает по существу, без эпизодов «мимо-попаданий» и соскальзывания. Мышление сохранено. Обманы восприятия не выявляет. Бредовые идеи не высказывает. Настроение сниженное. Суицидальные идеи отрицает, но говорит, что «устала». Поведение беспокойное. Во время беседы больная стоит у окна, постоянно курит сигареты (одну за одной), на врача практически не смотрит, смотрит в окно. Тревожна. Страхи не конкретизирует и причину своих страхов объяснить не может. Постоянно жалуется на то что не может расслабится. Движения резковатые, не плавные, больная как бы «на шарнирах». Засыпает после приема мезапама. Аппетит больная характеризует как нормальный, но за день практически ничего не ела. Говорит. «я всегда мало ем». За последний месяц существенно похудела, стала носить одежду дочери. Критика к состоянию частичная. Больная согласна. что с ней что-то не в порядке и просит выписать ей лекарства, что бы «расслабится».

При выборе терапии — больная активно акцентировала внимание на необходимости назначения мезапама, принимать нейролептика не очень хотела. Были методично перебраны — эглонил, рисполепт (маленькие дозировки), галоперидол(по 2-3 капли), сероквель — все пила 1-2 дня и все «не нравилось», анафранил (назначали в больнице) и паксил ей тоже «не понравился». Главная причина отказа от нейролептика была одна — он создает во мне «внутреннее напряжение». От самогипноза и аутогенной тренировки больная так же отказалась -просто не выполняла. От сеансов гипноза отказалась категорически. даже по-пробовать, с мотивировкой — «боюсь». На том и расстались. Позже пациентка обращалась в клинику неврозов (б-цу им. Соловьева), пролежала 1 месяц, была выписана с ее слов «без эффекта». Как у нее дела сейчас я не знаю. Кстати возраст «девушки» — 48 лет.

О чем говорит эта история ?

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Thanx: МГУДТ