CqQRcNeHAv

Психопатология шизофрении

Психопатология и экзистенциальные темы в шизофрении 114

Фрагмент статьи

Психопатология шизофренииУ того, кто слышит о шизофрении или начинает ей заниматься, быстро возникает чувство, что речь идет о совершенно незнакомом стра­дании и переживании. Это, на первый взгляд, отличает шизофрению от неврозов. Страдание и проблематика неврозов хорошо понятна здоровому человеку. Контакт с больным шизофренией, наоборот, спон­танно вызывает настолько сильное чувство странности, что начинаю­щий может подумать, будто понимание этой картины болезни пол­ностью закрыто для здорового человека, и в то же время начала переживания шизофреника он может также найти и в себе. Это приводит к тому, что неспециалист чаще всего встречает больного шизофренией со страхом. Страх — это типичная реакция на то, что не имеет структу­ры, на непрогнозируемое, хаотичное, очень комплексное (Kriz. 1996). Таким образом, в спонтанной реакции содержится восприятие шизофренических процессов.

Психопатология шизофренииПри более внимательном рассмотрении можно вскоре обнаружить, что практически каждый человек сам частично переживал отдельные симптомы шизофрении в малом, не вызывающем опасений масштабе. Вероятно, каждому человеку однажды казалось, что все вокруг него становится нереальным, отодвигается, выглядит чужим и далеким. Тог­да происходит так, словно бы жизнь на несколько мгновений от тебя ускользает, или то, что является частью тебя, больше не ощущается как собственное.

Психопатология шизофренииДругие симптомы касаются расстройства схемы тела. Ноги или руки приобретают чрезмерно большие размеры или ощущаются как не при­надлежащие тебе. Это относительно часто переживается в пубертате, а также — в снах. Память в отношении таких переживаний дает первый доступ к шизофреническому психозу.

Манфред Блейлер, сын Евгения Блейлера (от него идет понятие шизофрении — 1908), большую часть своей жизни прожил под одной крышей с больными шизофренией. В связи с его кончиной в 1984г. вен­ский психиатр Навратил писал: «С учетом всех знакомых ему фактов и всего персонального опыта ему казалось возможным, что шизофрения вообще является не заболеванием в смысле соматической медицины, а вариантом развития личности, который приобрел болезненную степень. Шизофреник сломался бы, столкнувшись с теми же трудностями, с которыми всем нам приходится бороться в течение всей жизни. Сами по себе унаследованные здоровые, но разбегающиеся в стороны пред­расположенности создали бы для того, кто позднее заболеет шизофре­нией, сложности в том, чтобы противопоставить окружающему его миру свое Я». Блейлер хотел бы рассматривать шизофрению не как расстрой­ство, чуждое человеческой жизни, а как форму ведения жизни, как не­что поселившееся в ней и являющееся ее частью. Такая идентификация шизофрении как специального оформления тех тем, которые интересу­ют всех людей, существенна для практики и теории. Именно это я хо­тел бы показать в данной статье и попытаться определить темы, о кото­рых идет речь в экзистенциальном измерении шизофрении — а имен­но в проживаемом «заниматься собой и миром».

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Thanx: МГУДТ