CqQRcNeHAv

Предпочтение цветов в психологии

Психология и психосемантика цвета

2.2. Предпочтение и индивидуальность

Предпочтение цветов в психологииЭксперимент по установлению связи между предпочтением цветов и индивидуальными особенностями испытуемых в настоящее время характерен для психодиагностики. Правда, его традиционная цель – не исследовать Цвет, а по отношению испытуемого к цвету судить о характере и структуре его эмоциональных установок. Имеется в виду так называемый цветовой тест М.Люшера (Luscher, 1969; Klar, G. at all. Б.г.и.; Собчик, 1990). В полном варианте он представляет собой 73 образца 21 оттенка цветов (пять из них ахроматические), образующих 7 субтестов. В настоящее время наиболее распространен 8-цветовой набор, являющийся одним из его субтестов (Филимоненко, 1982; Собчик, 1990; Аминев, 1982; Тимофеев, Филимоненко, 1995). Тест Люшера интересен тем, что он фактически базируется на положениях эстетико-феноменологического подхода (гуманистической парадигме). В его основе лежит убежденность в реальности психологической структуры цвета, определяемой как его объективное значение, остающееся для всех людей неизменным, независимо от эмоционального предпочтения.

В настоящем разделе мы кратко излагаем результаты собственного исследования по влиянию ряда индивидуальных характеристик испытуемых на предпочтение цветов, в контексте данных аналогичных исследований. Наше исследование состояло из четырех экспериментальных серий: 1) связь предпочтения с данными диагностических методик; 2) связь предпочтения цветов с активностью вегетативной нервной системы; 3) связь предпочтения с широтой полей зрения к цветам; 4) связь предпочтения цветов с характеристиками Я-концепции.

2.2.1. Предпочтение цвета

и личностные характеристики

Объектом исследования была группа лиц с высшим образованием, всего 29 человек, более 80% из них – женщины. Помимо

8-цветового набора теста Люшера испытуемые проходили тестирование опросниками ММPI, 16- PF Р.Кеттела, тестом Сонди ( Deri. 1949; Собчик, 1997; Тест Шонди, 1976).

В руководстве Клара содержатся указания, что при экспериментировании с испытуемыми, прошедшими полный курс аутогенной тренировки, выявилась статистически достоверная последовательность выбора цветов, ставшая к настоящему моменту признанным стандартом так называемой “аутогенной нормы” (Х.Валнёфер). Валидность этого стандарта не раз подтверждалась впоследствии, в частности, Филимоненко, Юрьевым и Нестеренко (1982). В их исследовании суммарное отклонение от АТ-нормы на 1%-ом уровне значимости коррелировало с оценкой личностной тревожности по Спилбергу-Ханину; на 5%-ом уровне — с факторами “Робость-смелость” и “Озабоченность-беспечность” по опроснику Кеттела, с коэффициентом ригидности внимания по таблицам Шульте. Сказанное означает, что отклонение от “аутогенной нормы” должно совпадать с повышением внутреннего напряжения и тревоги, в частности, связанной с неудовлетворенностью базовых потребностей, со склонностью к сомнениям, неуверенности, страхам, с падением динамической энергии действия, с затрудненностью переключения внимания.

Наше исследование подтвердило эти выводы. Именно показатель суммарного отклонения от “аутогенной нормы” (С.О.) дал наибольшее количество корреляций с диагностическими показателями других психодиагностических методик. На 5%-ом уровне с ним коррелировали: шкалы “К” (коррекция) и “7” (психастения) опросника MMPI; фактор “Q2” (самодостаточность) и факторы второго порядка “F1” (внутренняя напряженность) и “F2” (экстраверсия-интроверсия) по опроснику Р.Кеттела. На 2%-ом уровне — шкала “0” (социальная экстраверсия) и показатель средней высоты профиля MMPI. На 0,5%-ом уровне (р<.005), что на порядок выше, чем в описанном выше исследовании, с отклонением от АТ-нормы коррелировал фактор “Н” (смелость-робость) по опроснику Кеттела. Таким образом, приближение к стандарту “аутогенной нормы”, по данным проведенного нами исследования, интерпретируется как уменьшение чувствительности вегетативной нервной системы к угрозе, усталости и эмоциональным нагрузкам; низкий уровень тревоги и нервного напряжения; экстравертированное стремление к контактам, ориентация на мнение окружающих в поведении. Следует подчеркнуть, что фактор “Н” в настоящее время относится к наиболее наследственно обусловленным (Мельников, Ямпольский, 1985), а факторы второго порядка “F1” и “F2”, совпадающие с аналогичными в известном тесте Г.Айзенка, даже называются иногда “факторами темперамента” (Общая психодиагностика,1987). Это позволяет предполагать, что “аутогенная норма”, выражающаяся в склонности предпочитать в определенном порядке люшеровские цвета, имеет под собой солидную физиологическую и даже генетическую основу. Связь с показателями пароксизмального вектора “Р” теста Сонди (+ e. - e. Sum. e. Sum. P. P -) интерпретируется (при отклонении от АТ-нормы) как указание на повышенное внутреннее напряжение, связанное с переизбытком контроля над грубыми аффектами, тревогу, коммуляцию деструктивных импульсов; связь с депрессивным фактором ( Sum. d ) указывает на склонность к депрессии и колебаниям настроения, связь с “анальными чертами характера” и проблемы в сфере сцепления-отделения от объекта влечения. Наши более ранние исследования также выявили сильную связь между коэффициентом отклонения от АТ-нормы и индикаторами внутренней напряженности по тесту Сонди [1] , а исследования, проведенные на патологическом материале психиатрической клиники (не опубликованы), выявили связь данного показателя со снижением темпа моторики и счета.

Из изложенного следуют выводы:

1. Существует идеальная последовательность предпочтения цветов.

2. Нарушение этой идеальной последовательности сочетается с нарушением психологической адаптации субъекта.

В непосредственной связи с изложенными фактами находится исследование Нельсона, Пелеча и Фостера на 170 подростках, в котором была подтверждена гипотеза о связи между потребностью во внешней стимуляции с предпочтением красного цвета, так и поиском низкой стимуляции с предпочтением синего (Nelson, Pelech, Foster, 1984). Робинсон (Robinson, 975) приводит данные, полученные на основе собственного, расширенного до 20 оттенков набора цветов, свидетельствующие о явном различии в предпочтении цветов экстравертами и интровертами. Первые предпочитают цвета теплой (красно-желтой), а вторые — холодной (сине-зеленой) частей спектра. Наше исследование также выявляет умеренную корреляцию (5%-ный уровень) предпочтения красного и желтого цветов с повышением “социальной экстраверсии” по опроснику MMPI, с упомянутым фактором Р.Кеттела “Н” и суммарным снижением профиля MMPI. Желтый цвет также коррелировал с фактором второго порядка “Экстраверсия-интроверсия” ( F 2) опросника Кеттела. Предпочитать желтый и красный цвета, таким образом, склонны люди с относительно хорошей адаптацией и преобладанием экстравертных тенденций .

Рассмотрим детальнее смысловые оттенки предпочтения основных цветов.

Желтый цвет на 1%-5%-ом уровне значимости коррелировал с целым рядом параметров MMPI и опросника Кеттела. Выбирать желтый цвет склонны люди, обладающие чертами “сангвинического темперамента”. экстравертированные ( F 2, MMPI -0), энергичные, склонные к риску ( H ), но в то же время прагматичные, предпочитающие конкретные цели ( M ) и не склонные как переоценивать собственные возможности ( MMPI -9), так и излишне тревожиться на свой счет ( MMPI -7, MMPI сред. проф.). Связь предпочтения желтого цвета с показателями пароксизмального вектора теста Сонди (+ e. — e. Sum. e. Sum. P. — P. — hy /- e ) свидетельствует о низком уровне тревоги, разряженности внутреннего напряжения, низком уровне активизации систем контроля над аффективными проявлениями и, возможно, – о повышенной эмотивности .

Красный цвет предпочитают экстравертированные ( MMPI -0), энергичные, склонные к риску ( H ), не склонные излишне тревожиться на свой счет ( MMPI сред. проф.). Связь с показателями теста Сонди ( Sum. e. Sum. hy. — hy /- e ) свидетельствует о более дифференцированном контроле над эмоциональностью, чем это имеет место при предпочтении желтого цвета. Люди, предпочитающие красный цвет, продолжают контролировать “тонкие” аффекты, открыто проявляя более грубые и деструктивные; не склонны к чувству вины. Связь предпочтения красного с показателями Sum. Sch. и + k говорит о том, что испытуемые не склонны к замкнутости, черствости и упорядоченности, как и к вербализации и сублимации импульсов “Ид”. Связь с показателями Sum. C. + C и Sum. d (контактный вектор) говорит о здоровых контактных тенденциях, экстравертной потребности обладать и манипулировать объектами, оптимистичности. Результаты наших экспериментов по связи личностных характеристик с широтой порогов периферического зрения (А.Гарбер. См. 3.2.2) это подтверждают. Испытуемые, предпочитающие красный цвет, в этой серии тоже обладали высоким уровнем адаптированности, активностью, беспечностью, легко воспринимали жизнь .

Синий цвет не дал ни одной значимой корреляции с классическими опросниками, но выявил ряд связей с тестом Сонди. Предпочтение синего связано с сублимацией сексуальных влечений. Хотя это не сопровождается вытеснением агрессии или физической пассивностью (- s. — s /- h ), деструктивные тенденции подвергаются повышенному контролю либо сублимируются (- P. + e ). Вместо вытеснения активируется механизм проекции, что может сопровождаться интуитивностью и “мистичностью” связей с миром; “Я” неосознанно стремится слиться с миром” (- p /- k ). Наряду с этим есть указания на повышенное внутреннее напряжение (- P ).

Зеленый коррелировал со многими характеристиками традиционных психодиагностических методик. Предпочтения зеленого совпадает со снижением 1-й и 3-й шкалы и общим снижением высоты профиля MMPI и увеличением фактора “ G ” и фактора второго порядка “F3” по опроснику Кеттела. В тесте Сонди он связан обратными соотношениями с показателями + e и + hy. Это означает, что предпочтение зеленого сопровождается общей нормализацией психического состояния, в частности — повышением порога фрустрации, уменьшением склонности к ипохондрической фиксации на состоянии своего здоровья, снижением демонстративности в поведении и уменьшением склонности к вытеснению эмоционально-значимых стимулов; связано с повышенным контролем либо сублимацией деструктивности; с увеличением эмоциональной устойчивости и зрелости личности. И, напротив, отвержение зеленого, согласно интерпретации этих показателей, должно сопровождаться появлением так называемой “конверсионной” симптоматики, склонностью к вытеснению и снижением фрустрационной толерантности. Это совпадает с результатами второй серии указанных исследований (Глава 3). Испытуемые, предпочитавшие зеленый цвет в этой серии, характеризуются конформностью, неумением отстоять свою точку зрения, ответственностью, добросовестностью, организованностью, высоким самоконтролем поведения.

Интерес представляет анализ парных сочетаний холодных и теплых цветов, выраженный в разности рангов их предпочтения [2]. Анализ предпочтений цветов по критерию сходства связанных с ними психологических характеристик выявил следующие закономерности. Первая состоит в том, что для трех пар (кроме “зеленый – красный”) характерна корреляция с фактором “Н” теста Кеттела. Испытуемые, предпочитающие теплые цвета, оптимистичны, склонны к риску и нечувствительны к угрозе. Вторая закономерность – разности рангов предпочтения цветов, в которых фигурирует синий цвет, одинаково связаны с фактором F 4 теста Кеттела. Синий противоположен теплым цветам по признаку конформизма: его предпочитают неконформные испытуемые. Третья закономерность: все разности рангов предпочтения теплых и холодных цветов отрицательно связаны с показателями + e и Sum. e теста Сонди. Это интерпретируется как снижение контроля над деструктивной аффективностью, несклонность к чувству вины, слабое Супер-Эго; свобода от внутреннего напряжения, свободное проявление аффективных импульсов или их эквивалентов в поведении или симптоматике у лиц, предпочитающих яркие теплые цвета. Четвертая закономерность состоит в том, что для разностей рангов, в которых фигурирует зеленый, характерна отрицательная корреляция с показателем Sch + теста Сонди. Это говорит о низкой структурированности Эго тех испытуемых, которые отрицают зеленый. Пятая закономерность – разности рангов предпочтения цветов, связанные с красным, положительно коррелируют с показателем C + теста Сонди, что указывает на связь красного с направленностью на объекты внешней среды, на оптимистичную контактную установку .

К.Шипош (Шипош, 1980) предложил интегральный коэффициент “К.в.”, учитывающий баланс цветов теплой и холодной частей спектра в ряду предпочтения (так называемый “вегетативный коэффициент”). Он назвал его так, предполагая, вслед за М.Люшером, связь предпочтения названных цветов с балансом активности симпатической и парасимпатической ветвей автономной нервной системы. Согласно этой гипотезе, предпочтение холодных цветов связано с “трофотропной” тенденцией, потребностью к отдыху и накоплению энергии, что, в свою очередь, является следствием активизации парасимпатической системы. В нашем исследовании К.в. вычислялся по формуле: К.в.= . где цифры заменяются рангами в раскладке соответствующих цветов по предложенной Люшером символике. Превышение единицы соответствует предпочтению теплых цветов холодным.

По полученным в нашем исследовании данным, К.в. был связан только с показателями теста Сонди и, главным образом, с пароксизмальным вектором (+ e. — e. Sum. e. + hy. Sum. hy. P -). Испытуемые, предпочитающие теплые цвета, характеризуются низким контролем над аффективностью, повышенной эмотивностью, свободой от тревоги и эмоционального напряжения, поскольку свои эмоции они открыто проявляют и даже склонны к демонстративности. Это дополняется экстравертированностью (+ k ) и признаками вытеснения агрессивности. В серии, посвященной связи “коэффициента вегетатики” с влиянием вегетативной нервной системы (см. ниже, 2.2.2), была полностью подтверждена справедливость названия этого коэффициента.

Таким образом, анализ семантики предпочтения основных цветов, разностей их рангов и К.в. свидетельствуют, что предпочтение либо отвержение теплых желтого и красного связаны с экстраверсией – интроверсией. Предпочтение холодных синего и зеленого связано с внутренним напряжением, контролем аффективности. К.в. больше связан не с экстраверсией-интроверсией, а с тревогой, внутренним напряжением и механизмами регуляции и контроля аффективности.

Связь ранжировки цветов в тесте Люшера по предпочтению с характерными эмоциональными состояниями экспериментально подтверждена в публикации В.Ф.Петренко и В.В.Кучеренко (Петренко, Кучеренко, 1988), которые исследовали гипнотически индуцированные у испытуемых состояния радости (веселья), вины (подавленности), опасности и алкогольного опьянения. Результаты дали значимое совпадение в выборе цветов на 1%-ом уровне во всех случаях, кроме состояния “опасность”. Это было вызвано тем, что мужская и женская подгруппы дали противоположные реакции (соответственно стеническую и астеническую). После раздельного обсчета конкордантность ответов достигла указанного уровня значимости. По мнению этих авторов, результаты исследования свидетельствуют как об эффективности использованной ими суггестивной техники, так и о том, что “. тест Люшера “работает” и значимо дифференцирует различные эмоциональные состояния испытуемых” (Там же. С. 80). Заметим, что последовательности для радости, опасности (мужчины) и опьянения очень близки к последовательности АТ-нормы (34251607 в принятой Люшером символизации). Это, вероятно, следует интерпретировать как соотнесенность АТ-последовательности с готовностью (преднастройкой эмоционально-вегетативного комплекса) к стеническому реагированию, что вполне согласуется с изложенным выше (параграф 2.1.1). Порядок предпочтения в этих состояниях хорошо соотносится со светлотой стимулов, но противоположен результатам большинства исследований, устанавливающих наибольшую привлекательность синего цвета.

Вернемся к нашим результатам.

Предпочтение малинового цвета связано с небольшим количеством показателей, один из которых – возраст. Выбирать малиновый склонны люди более молодого возраста, что совпадает с данными М.Люшера и Клара. Такие испытуемые склонны придавать большую ценность реальности, а не собственным представлениям, мысленным схемам и фантазиям (М), смотрят на вещи трезво. Показатель теста Сонди + m /- m говорит о том, что им свойственны уединенность, разочарованность в объектах, неудовлетворенность.

Коричневый цвет коррелировал только с показателями теста Сонди, главным образом, с вектором Sch. Связь с показателями Sum. Sch. + Sch. Sum. k. + k свидетельствует, что испытуемые, предпочитающие коричневый цвет, характеризуются “нарциссизмом”: ригидностью, негибкостью “Эго”, склонностью к упорядоченности, сухостью, эмоциональной независимостью, эгоцентризмом, либо стремятся “быть как все”, вытесняя чуждые “Я” тенденции, что сочетается с осознаваемой тревогой и страхом внутренней дезинтеграции. Это сопровождается склонностью к вытеснению агрессии и моторной заторможенностью (+ s /- s ), отказом от экстравертированного обладания объектами действительности (+ d. + C ). Кроме того, как следует из других экспериментальных серий (параграф 2.2.4), они характеризуются пониженной самооценкой по фактору “Оценка” семантического дифференциала. Наши исследования связи характеристик личности с широтой периферических порогов (параграф 3.2.2) свидетельствует, что люди, предпочитающие коричневый цвет, склонны всё усложнять, постоянно ожидают возможных неудач и несчастий, конформны .

Черный цвет предпочитают испытуемые, характеризующиеся чертами социальной интроверсии ( MMPI -0), “робостью”, застенчивостью, защитной враждебностью вследствие повышенной чувствительности автономной нервной системы (Н). Они склонные идентифицироваться со своими агрессивными тенденциями, а не вытеснять их (+ s /- s ).

Серый цвет предпочитают испытуемые, обладающие психастеническими чертами ( MMPI -7): ограничительное поведение, повышенная, часто “свободно плавающая” тревога, мнительность, застенчивость, стыдливость, нерешительность. По данным опросника Р.Кеттела, люди, предпочитающие серый цвет, характеризовались беспорядочным контролем своих эмоций и импульсивных влечений; чувствуют себя беспомощными, усталыми и неспособными справиться с жизненными трудностями. Они склонны всё усложнять, избегают общества, тревожны, постоянно ожидают возможных неудач и несчастий.

В целом, эти результаты не расходятся с уже известными. В отчете М.Туроци сообщается, что сердечные больные предпочитают коричневый, синий или черный цвет; легочные больные предпочитают красный; заключенные, часто характеризующиеся как агрессивные, тревожные и эмоционально неустойчивые, предпочитали синий (Turoczi, 1985).

В проведенном под нашим руководством исследовании А.Гарбер, устанавливалась, в частности, связь рангов предпочтения четырех основных цветов в тесте Люшера с данными опросника PEN Г.Айзенка. В исследовании принимали участие 22 студента обоего пола из медицинского института. Значимых связей со шкалами экстраверсии и нейротизма выявить не удалось, хотя эти тенденции нашли отражение в главных компонентах, второй и четвертой, составляющих факторную структуру матрицы данных (см. подробнее: Яньшин, 1996). Все значимые корреляции устанавливали связь ранга синего, зеленого и желтого цвета со шкалой психотизма. С повышением по этой шкале отрицательно коррелировал ранг синего (5%-ая значимость), положительно ранг желтого (1%-ая значимость), отрицательно – разность рангов синего и желтого (значимость 0.1%) и отрицательно – разность рангов зеленого и желтого (значимость 2%). Поскольку ранг увеличивается с уменьшением эмоциональной привлекательности цвета, эти данные свидетельствуют об увеличении риска повышенной конфликтности у лиц, предпочитающих синий и (главное) отвергающих желтый цвет. Этот риск повышается, если обе тенденции присутствуют одновременно. В меньшей степени это возможно, если вместо синего цвета желтому на первых местах противопоставляется зеленый. Противоположный паттерн предпочтения, где вперед выдвигается желтый и отвергается синий или, в меньшей степени, зеленый, характерен для лиц, склонных к социально одобряемым формам поведения и синтонным эмоциональным реакциям, что было отображено и соотношением факторных нагрузок третьей главной компоненты.

Описанные соотношения между внутренней напряженностью и выбором желтого и синего совпадают с изложенными выше данными М.Туроци, В.Ф.Петренко и В.В.Кучеренко, Л.Н.Собчик, а также с излагаемыми ниже данными В.И.Тимофеева и Ю.И.Филимоненко (Тимофеев, Филимоненко, 1985). Все они фиксируют повышение привлекательности синего у внутренне напряженных и эмоционально неуравновешенных индивидуумов, а красного либо желтого – при преобладании потребности во внешней стимуляции либо установки на энергичное реагирование и расходование энергии, низкой тревожности. Это совпадает и со значением выбора этого цвета у самого М.Люшера, предполагающим повышенную привлекательность синего для людей, нуждающихся в успокоении и расслаблении, а красного – при тенденции к активному взаимодействию со средой.

Д.Шпигель и Р.Шпигель (Spiegel, Spiegel, 1971) опубликовали отчет об исследовании, касавшемся половых различий в предпочтении цветов в связи с тревожностью. Тревожность у женщин сочеталась с предпочтением желтого и отрицанием зеленого, а у мужчин — с отрицанием синего. Наши данные, напротив, свидетельствуют, что предпочтение зеленого сопровождалось общей нормализацией психического состояния (см. выше по тексту).

Приведенные выше результаты свидетельствуют о несомненной связи между предпочтением определенных цветов и индивидуальными особенностями человека. Вместе с тем имеются исследования, ставящие под сомнение диагностическую валидность теста М.Люшера. Так, исследование группы американских авторов не выявило никакого сходства в содержании между “слепой” интерпретацией теста Люшера и ММPI (Holmes, Wurtz, Waln, Dungan, Joseph, 1983). В этом исследовании было продемонстрировано отсутствие смысловых совпадений в психологических заключениях, составленных на основании независимого анализа результатов этих тестов. Хорошо спланированное исследование Тимофеева и Филимоненко (Тимофеев, Филимоненко, 1985), где с местом цвета в ряду предпочтения сравнивались ответы самооценки испытуемых по специально разработанной шкале, выявило почти полное расхождение полученных корреляций с ожидаемыми. Только две корреляции из 22, касающиеся синего цвета, подтвердили, что его предпочтение связано с оценкой себя испытуеыми как “неспокойного” и “неумиротворенного”. Это исследование все же подтвердило, что предпочтение красного, малинового, желтого и зеленого связано с положительной самооценкой различных параметров состояния. Предпочтение синего, коричневого, черного и серого, напротив, связано с отрицательной самооценкой состояния.

Выводы:

1. Результаты исследований свидетельствуют о несомненной связи между предпочтением определенных цветов и индивидуальными особенностями субъекта.

2. Предпочтение либо отвержение теплых желтого и красного цветов связано с экстраверсией – интроверсией. Холодные синий и зеленый связаны с внутренним напряжением, контролем аффективности.

3. Предпочтение ахроматических цветов и коричневого связано с дезадаптивными внутриличностными тенденциями.

4. Существует идеальный порядок предпочтения цветов, отклонение от которого сочетается с различными признаками психологической дезадаптации.

Вопросы для самопроверки:

1. Что такое “аутогенная норма” в тесте М.Люшера, и с какими психологическими характеристиками она связана?

2. Как вычисляется вегетативный коэффициент в тесте М.Люшера и с какими психологическими характеристиками он связан?

3. Какую роль при предпочтении цвета играет потребность во внешней стимуляции?

4. С какими психологическими характеристиками связано предпочтение либо отвержение каждого цвета в тесте М.Люшера?

Литература для самостоятельного изучения:

Люшер М. Сигналы личности. Воронеж: НПО “Модэк”, 1993. 159 с.

Люшер М. Цвет вашего характера. Сара Д. Тайны почерка. М. Вече, Персей, АСТ, 1996. С. 11-245.

Магия цвета. Харьков: АО “Сфера”, 1996. 431 с.

Собчик Л.Н. Метод цветовых выборов: Модифицированный цветовой тест Люшера: Метод. Руководство. М. 1990. 75 с.

Собчик Л.Н. Введение в психологию индивидуальности. Теория и практика психодиагностики. М. Институт прикладной психологии, 1997.

Тимофеев В.И. Филимоненко Ю.И. Кр аткое руководство практическому психологу по использованию цветового теста М.Люшера. Издание 3-е, исправленное. Санкт-Петербург: Иматон, 1995. 29 с.

[1] Результаты исследования опубликованы в указ. руководстве Л.Н.Собчик (1990). С. 39-43.

Предпочтение цветов в психологии

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Thanx: МГУДТ