CqQRcNeHAv

Фоменко Г. Ю. Личность как субъект бытия в экстремальных условиях — файл

Фоменко Г.Ю. Личность как субъект бытия в экстремальных условиях — файл n1.doc

n1.doc

Фоменко Г. Ю. Личность как субъект бытия в экстремальных условиях - файлФоменко Г. Ю. Личность как субъект бытия в экстремальных условиях - файлВ § 5.4 «Направления психологической поддержки личности в случае экстремального модуса бытия» обобщаются материалы медико-психологического сопровождения сотрудников. Особенности сопровождения определяются, исходя из содержания проблем и противоречий личности как субъекта экстремального модуса бытия.

Выявлено, что специфика личностной бытийности военнослужащих конфликтным образом результировала в совокупность проблем, сконцентрированных вокруг конкретного служебного события – выезда в командировку в район со сложной оперативной обстановкой.

Информация о направлении в командировку для таких сотрудников связана с резкой ломкой жизненных и профессиональных стереотипов и является для них критической ситуацией; появляется и нарастает чувство неопределённости и социальной незащищённости и обостряется ощущение собственной уязвимости (как физической, так и личностной). Данная ситуация обнажает скрытые противоречия, в частности, явление профессионального маргинализма. Выявляется низкая толерантность к неопределённости. У сотрудников с экстремальным модусом личностного бытия, регулярно выезжающих в районы служебно-боевого применения, отмечается нарастание экстернальности самоконтроля с возрастом, нарушения саморегуляции как вертикали и координатора разномодальных личностных качеств.

Установлена недостаточная идентификация этих сотрудников со статусом военнослужащего.

Таким образом, в интегрированном виде на этом этапе медико-психологического сопровождения усилия должны быть направлены на повышение психологической готовности военнослужащего к предстоящей командировке с помощью анализа предпочитаемого личностью способа существования на всём протяжении служебной деятельности: особенности мотивации поступления на службу – профессиональная деформация – психосоматические проблемы – несформированность адекватной профессиональной идентичности.

§ 5.5 «Направления психологической поддержки личности как субъекта предельного модуса бытия» предлагаются пути решения психологических проблем сотрудников спецподразделений, обусловленных спецификой их личностной бытийности.

Противоречия и проблемы применительно к указанному контингенту выделялись и анализировались в гл. 2, 3, 4. В данном параграфе обсуждаются лишь некоторые из них.

Основное противоречие – между тем, что служба требует актуализации и развития собственно субъектных характеристик (активности, инициативности и т.п.) и сама же накладывает на их проявление определённые ограничения.

Кроме того, выделено противоречие несоответствия между темпами накопления внутреннего потенциала для изменения в перспективе сферы профессиональной деятельности и внешними условиями, вынуждающими (иногда довольно экстренно) к этим изменениям.

С этим противоречием связана выраженная озабоченность своим профессиональным долголетием этой категории сотрудников. В эмпирических исследованиях об этом свидетельствует парадоксальное сочетание субъективно оцениваемого существенного ухудшения состояния здоровья и одновременно намеренно подчёркиваемого высокого уровня работоспособности.

Ограниченность временной перспективы требует выработки собственной жизненной стратегии в социуме и профессиональной деятельности, обеспечивающей возможность и готовность к принципиальной смене режима индивидуальной жизни

Следующее противоречие заключается в том, что для этой категории военнослужащих более проблемны ситуации принятия повседневных будничных решений в контексте обычной жизни, а не ситуации профессиональных нагрузок стрессового характера. На фоне стремления к самодостаточности и определённой независимости, боязни показать собственную слабость отмечается повышенная уязвимость в сфере личностно-эмоциональных и семейных взаимоотношений, которые, как правило, недостаточно урегулированы.

Психологическая поддержка направлена на повышение уровня самосознания через совершенствование рефлексивных способностей сотрудников. Предельное существование заостряет и активизирует рефлексивные возможности у людей, изначально, конституционально к этому не предрасположенных. Это служит дополнительным источником напряжения. Соответственно необходимо инструментальное оснащение для преодоления указанного противоречия. Основное противоречие, попадающее в фокус рефлексии, «свобода – детерминизм».

Обсуждаются возможности интерпретации для работы с противоречиями всех уровней. Проблема переосмысления, уточнения и изменения способа существования личности соотносится с рассмотрением личности как субъекта интерпретации (А.Н. Славская) и положениями субъектной терапии (В.В. Селиванов).

В шестой главе «Личность как субъект бытия в контексте проблем нездоровья» в § 6.1 «Качество жизни как интегральная характеристика специфики функционирования личности» анализируется широко используемое в настоящее время в современной медицине понятие «качество жизни». В плане соотношения понятий «модус бытия личности» и «качество жизни» теоретически и эмпирически прослеживается причинная зависимость качества жизни от модуса личностной бытийности в экстремальных условиях (психосоматическое заболевание).

В § 6.2 «Качество жизни больных сахарным диабетом в ракурсе особенностей их личностной бытийности» приводятся результаты эмпирических исследований (прил. 13), которые в части, касающейся общих выводов, соотносимы с результатами исследований другой категории больных – с женским бесплодием и отражают общие закономерности развития личности как субъекта бытия в контексте психосоматических проблем.

В § 6.3 «Психологические проблемы женского бесплодия в аспекте противоречий личностного бытия» обобщаются результаты эмпирических исследований, выявляющих два модуса личностной бытийности пациентов в условиях диагносцирования бесплодия (прил. 14).

Предельный модус личностной бытийности пациентов квалифицируется по следующим основаниям:

восприятие ситуации на уровне экзистенциальных противоречий и их заострения, попытка выйти за пределы наличного существования, трансцендируя проблему;

умение продуктивно разрешать возникающие противоречия в различных бытийных пространствах;

согласованность бытийных пространств, отвечающая субъективным представлениям личности об их приоритетности и соподчинённости;

субъектная позиция, согласующаяся с характеристиками истинной субъектности, действенная активность, адекватная сущностным характеристикам личности, а также содержанию и сути актуальной проблемы;

стремление и умение превратить внешние ограничения в пространство внутренней свободы;

гибкое самоопределение в рамках дихотомий «жизнь – смерть», «свобода – детерминизм»;

модус служения.

В характеристике группы пациентов с экстремальным модусом личностной бытийности на первый план выступают многочисленные противоречия в различных бытийных пространствах. Причём пациенты не вычленяют и не воспринимают их как проблему и оказываются неспособными к их продуктивному разрешению. Этой категории больных свойственна невротическая ограниченность бытийности. Выявлена тенденция к актуализации специфического способа бытия личности, в структуру которого не вписывается материнство со всеми вытекающими нагрузками и ограничениями. На уровне экстремального существования эти пациенты не обращаются к экзистенциальным вопросам. Пациенты устанавливают причинно-следственную зависимость от заболевания к различного рода последующим жизненным неприятностям и несчастьям. Пациенты с предельным модусом личностной бытийности пытаются достойно ответить на этот вызов судьбы.

Доказано, что в случае соответствия модуса личностной бытийности параметрам предельного увеличивается возможность достижения и сохранения высокого качества жизни (комфортности человека как внутри себя, так и в рамках общества), даже в том случае, если в процессе лечения не наступила беременность. С другой стороны, повышение степени осознания личностью мотивационных оснований и содержания модуса своего бытия через анализ и продуктивное разрешение ценностно-смысловых противоречий способствует адекватному самоопределению личности не только по отношению к своему заболеванию, но и жизни в целом.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, формулируются обобщённые выводы, намечаются перспективы дальнейших исследований.

ВЫВОДЫ

1. Разработана психологическая концепция бытия личности в экстремальных условиях. На основании теоретического анализа и эмпирических исследований психологическое содержание понятия «способ существования личности» представлено как динамическая и содержательная характеристика бытия субъекта в соответствии с его качественной определённостью. Способ существования личности рассматривается как сложный интегративный феномен, в котором учитываются все уровни личностной бытийности (смысловое пространство, мотивационно-потребностная сфера, образ мира, планы и структура поведения). Обоснована допустимость синонимичности понятий «способ существования личности» и «модус бытия личности» применительно к уровню психологической феноменологии

2. Определены и описаны два модуса бытия личности в экстремальных условиях – предельный и экстремальный, связанные с различными типами личностной субъектности и особенностями экзистенциального самоопределения личности. Выделены критерии их дифференциации (по основаниям – ценностно-смысловое позиционирование личности; особенности аффективно-потребностной сферы, конструирования образа мира, организации личностной активности), предложена теоретическая схема описания

3. Обосновано теоретически и доказано эмпирически, что личностные характеристики, предрасполагающие к предельному модусу бытия личности в сферах профессиональной деятельности, связанной с экстремальными нагрузками, обусловлены:

особенностями ценностно-смыслового позиционирования личности. система убеждений, определяющая значимость профессиональной самореализации в данных условиях жизнедеятельности, потребность в самоопределении в отношении экзистенциальных вопросов и смысла жизни в связи с профессиональной принадлежностью, стремление к метаперсонализации в профессиональном отношении; приоритетность профессионального бытийного пространства и соподчинённость на его основе всех остальных бытийных пространств, восприятие профессиональной деятельности как призвания и миссии; дифференциация и интеграция L-смыслов и D-смыслов;

спецификой мотивационно-потребностной сферы: добровольный и сознательный выбор экстремальных условий жизнедеятельности, психологическая готовность к психоэмоциональным нагрузкам; потребность самореализации в условиях, угрожающих личному и физическому существованию; альтруистическая мотивация; мотивация самосохранения личностного уровня – самоуважения, чести, достоинства своих идеалов.

4. Систематизированы дифференциальные различия двух модусов бытия по особенностям конструирования образа мира:

предельный модус бытия личности: восприятие экстремальных условий жизнедеятельности как рабочих и повседневных; субъективное ощущение личностного роста; система идей, дающая убедительную картину мира; относительная сохранность в экстремальных условиях системы ментальных репрезентаций действительности; отсутствие базовых иллюзий; полноценная интеграция травматического опыта в личностную структуру;

экстремальный модус бытия личности: восприятие экстремальной ситуации как аномальной, разрушение антиципирующих когнитивных схем, а также имеющейся ранее системы идей, отсутствие целостности в субъективной картине мира; искажение эмоциональной картины мира вследствие актуализации выраженной системы психологической защиты.

5. Качественно определена специфика организации активности личности как субъекта предельного модуса бытия: изначальная постановка личностью надситуативных целей и работа на опережение предстоящих трудностей и испытаний, преобладание «активной неадаптивности»; убеждённость в своей самоэффективности; инструментальная оснащённость и психологическая подготовленность к экстремальным нагрузкам; способность к саморегуляции и самоконтролю над ситуацией.

6. Классифицированы причины деструктивного поведения личности как субъекта предельного модуса бытия (на примере сотрудников спецподразделений).

На уровне типологических противоречий источниками выступают противоречия между: интенсивной деятельностью и боязнью самораскрытия; внутренними ценностями и внешними (нарушение этических норм, утрата чувства долга и способности к раскаянию); личностью и ролью, имиджем и истинным Я; эмоциональными проявлениями и волевой регуляцией; влечениями и возможностью саморегуляции; уровнем активности и внешней регламентацией.

В личностных бытийных пространствах это противоречия между поступками и нормативными предписаниями, поступками и их критической оценкой, планированием и реализацией; на экзистенциальном уровне – утрата смысла жизни и связанного с ним восприятия профессии как миссии и служения на фоне высокой общей энергетики; утрата личной религии и просоциальной ориентации.

7. Выявлены личностные ресурсы, способствующие аутентичному бытию личности в экстремальных условиях:

предпочтение личностью предельного способа существования, исходя из особенностей её ценностно-смыслового позиционирования и содержания мотивационно-потребностностной сферы, особенностей конструирования образа мира и специфики организации активности личности;

продуктивность разрешения системы разноуровневых противоречий и экзистенциальное самоопределение личности в системе координат: «жизнь – смерть»; «свобода – детерминизм»;

тип личностной субъектности (истинная/навязанная)

8. Эмпирически установлены и теоретически обоснованы психологические основания типологии личностной субъектности.

Истинная субъектность в отличие от навязанной предполагает: оптимальное соотнесение на основе личностного смысла своих потребностей с деятельностными возможностями и возможностями, представленными условиями жизни; оптимальную сбалансированность всех личностных бытийных пространств; соответствие бытия личности характеристикам истинного существования; баланс интериоризованной и экстериоризованной субъектности; конструктивность разрешения противоречий различного уровня; ответственное принятие решений на основе сознательных нравственных убеждений.

9. Выявлена качественная определённость личности как субъекта предельного существования, которая в наибольшей мере обнаруживается в роли беспредпосылочной активности, инициируемой самой личностью, и метаперсонализации. Причём реализация этой активности осуществляется в условиях строгих внешних ограничений (требования воинского устава, службы – в одном случае; ограниченность соматических ресурсов при тяжёлых заболеваниях, социально-экономические и социально-политические преграды на пути самореализации личности и т.п. – в других). Субъективное преобразование этих объективно ограничительных условий в «пространство свободы», потребность в подобном преобразовании условий и стремление к аутентичному бытию в них составляют суть обсуждаемого нами феномена.

10. Создана модель личности как субъекта бытия в профессиональной сфере, связанной с экстремальными нагрузками, определены её структурные составляющие и схема их описания: профессиональная мотивация – особенности профессионализации – профессиональная идентичность. Осуществлён анализ и содержательное наполнение компонентов структурно-динамической модели личности применительно к профессионализации.

Образ мира (когнитивный компонент) = Представление о себе как профессионале – отсутствие в образе мира необходимой информации, обеспечивающей реализацию субъектной позиции в овладении профессиональным бытийным пространством.

Мотивационно-потребностная сфера (аффективный компонент) = Пристрастное отношение (оценка) к себе как профессионалу. Соответственно выявляется аффективно-мотивационная готовность / неготовность быть субъектом.

Планы и структуры поведения (конативный компонент) = Собственно стратегии или способы профессионального поведения – Поведенческая готовность/неготовность быть субъектом.

Анализируются предпочитаемые личностью механизмы психологической защиты и способы совладания с жизненными трудностями.

Установлено, что особенности личностной бытийности оказывают влияние на особенности профессионализации сотрудника: при экстремальном модусе бытия личности преобладают адаптационные стратегии профессионализации; в случае предельного модуса бытия личности создаются условия профессионализации как личностного развития.

11. На основе выявления противоречий, актуализируемых в зависимости от модуса личностной бытийности в экстремальных условиях определены направления психологической поддержки.

Для личности как субъекта предельного модуса бытия это: необходимость повышения регулирующей роли содержаний самосознания в качестве устойчивых нравственных оснований – преодоление противоречий между знаемыми нормами и реальным поведением; совершенствование баланса действенности и созерцательности, выявление и осознание механизмов агрессивных форм реагирования; совершенствование саморегуляции; совершенствование внутреннего локус контроля для противостояния давлению внешних обстоятельств; расширение временной перспективы; проблемное, а не событийное планирование; моделирование проблемных ситуаций принятия решений в контексте обыденной жизни.

Для личности как субъекта экстремального модуса бытия это: осознание мотивационных оснований своего профессионального выбора; совершенствование рефлексивных способностей; расширение ценностно-смыслового контекста рассмотрения привычных проблем; принятие личной ответственности; постановка реалистичных целей.

12. Получено подтверждение применимости модели двух модусов бытия личности в условиях экстремальности, обусловленной нездоровьем (больные с сахарным диабетом и женским бесплодием) и содержательное их описание:

а) стремление осмыслить своё заболевание в ракурсе экзистенциальной проблематики; потребность выйти за пределы наличного существования, трансцендируя проблему; субъектная позиция, адекватная содержанию имеющейся проблемы; отношение к экстремальным условиям как возможности саморазвития; альтруистическая мотивация; мотивация самосохранения личностного уровня; система идей, дающая убедительную картину мира; убеждённость в своей эффективности; тенденция к интернальности (предельный модус бытия личности);

б) пассивность, безответственность; поглощённость наличными условиями существования («бегство в болезнь»); убеждённость, что сложившаяся ситуация накладывает ограничения на самореализацию личности в целом; добавление смысловых образований D-типа (концентрация на теме смерти); эгоцентрическая мотивация; мотивация самосохранения индивидного уровня; отсутствие целостности в субъективной картине мира; преобладание адаптивной или защитной активности; отсутствие убеждённости в своей эффективности; тенденция к экстернальности (экстремальный модус бытия личности).

Предельный модус личностной бытийности способствует более высокому качеству жизни (на примере больных сахарным диабетом и женским бесплодием).

13. Разработана и внедрена программа психологической поддержки больных с женским бесплодием, основными этапами которой являются: повышение рефлексивных способностей и возможностей пациенток (рост самосознания и самопонимания; переоценка собственной личности и своего социального статуса); активизация субъектной позиции личности с помощью выявления и разрешения противоречий в различных бытийных пространствах (преодоление когнитивных и эмоциональных стереотипов; освоение новых навыков коммуникативного взаимодействия и новых социальных ролей); повышение качества жизни на основе изменения способа существования в результате нового качества личностной идентичности (катарсис через избавление от напряжения и беспокойства в результате процесса доведения до осознания подавленных идей, чувств, желаний и образов памяти; позиционно-ролевая трансформация; чувство собственной ответственности за своё заболевание).

Основные положения диссертации отражены в 57 публикациях автора.

Монографии, главы в коллективных монографиях,

учебные пособия

Фоменко Г.Ю. Личность в экстремальных условиях: два модуса бытия. Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 2006 (24 п.л.).

Фоменко Г.Ю. Принцип целостности бытия личности // Субъект, личность и психология человеческого бытия / Под. ред. В.В. Знакова и З.И. Рябикиной. М. Изд-во Ин-та психологии РАН, 2005

(1,2 п.л.).

Фоменко Г.Ю. Предельное существование как специфический модус бытия личности: проблемы концептуализации // Психология личности и её бытия: теория, исследования, практика / Под ред. З.И. Рябикиной, А.Н. Кимберга, С.Д. Некрасова. Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 2005 (1,7 п.л.).

Фоменко Г.Ю. Рекомендации по психологическому сопровождению сотрудников силовых ведомств // Психология личности и её бытия: теория, исследования, практика / Под ред. З.И. Рябикиной,

А.Н. Кимберга, С.Д. Некрасова. Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 2005 (0,8 п.л.).

Фоменко Г.Ю. Индивидуально-типологический опросник Л.Н. Собчик: Практическое руководство. Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 2003 (2,8 п.л.).

Фоменко Г.Ю. Теория и практика применения теста Люшера: Учеб.-метод. пособие. Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 2004 (4,9 п.л.).

Фоменко Г. Ю. Личность как субъект бытия в экстремальных условиях - файл

Фоменко Г. Ю. Личность как субъект бытия в экстремальных условиях - файл

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Thanx: МГУДТ